Анекдот №14687

А вот давненько я вам, дорогие друзья, не рассказывала про какой-нибудь пиздец. То есть, про свою жизнь. Слушайте же. Ибо я вся во вселенской тоске и нечеловеческом горе.

Нечеловеческое горе и вселенская тоска начались не прям сегодня, и какое-то время я искала выход из этой депрессухи. План «А» включающий в себя коньяк, винтовку, поплакать, ебнуться в обморок посреди отмечания дня рождения, найти еще работу к тем двум, что уже есть и спалиться на употреблении в деловой переписке таких замечательных речевых оборотов как «внезапный запой» и «мертвые шлюхи» — не помогло. Тогда я перешла к плану «Б». План «Б» включал в себя коньяк, блядское платье и дырявые чулки, потому что целые чулки у меня давно уже закончились и с моими-то талантами проще покупать сразу дырявые, чтобы потом было не так обидно. Ну, то есть, я пошла на свидание, потому что не пить же с друзьями ходить в таком виде, в конце-то концов.

А на свидание мы пошли в бар слушать джаз и, разумеется, опять пить. Я – потому что очень нервничаю на свиданиях, а мужчина, я подозреваю, потому, что так проще выносить весь тот бред, который я несу на свиданиях да и вообще по жизни.

Все, надо сказать, шло хорошо. Я вся такая с платье и в чулках, и с декольте и пахну парфюмом производства Франция и даже глаза, блядь, накрасила. Мужчина тоже хорош, как же иначе, на свидание же пришел! И сидим мы в уютном таком баре, и кругом джазово, и такой полумрак, и свечечку на столе зажгли. Постепенно приближается тот момент, когда от разговоров о творчестве Кафки можно переходить к разговорам о минете, но бля. Это ж я. Я и моя жизнь. Карма. Корма.

Мы уже явно приближаемся к отметке «да, милый, разумеется, в номера» — и тут к нашему столику подлетает пьяная в жопень блондинка и орет на меня, что я шлюха и увожу мужика из семьи. И берет со столика мой мохито и выливает в мое красивое декольте. То есть, весь стакан, с мятой, льдом, с соломинкой, блядь. А мужик сидит и охуевает, потому что он не привык ко мне и всем удивительным историям, которые со мной время от времени происходят. А я сижу и охуеваю, потому что мохито протек уже в трусы и коктейльная соломинка больно впивается в сиськи.
Не охеувает только пьяная в жопень блондинка, потому что чувствует за собой правоту и стоит на страже семейных ценностей.

— Ты женат? – мрачно спрашиваю я.
— Я не женат, — так же мрачно отвечает мужик.
— Он не женат, — говорю я блондинке в том самый момент, когда она пытается выпить мужчинин коньяк, видимо, для храбрости, чтобы перейти к более серьезным карательным мерам.
— Вадик! – орет блондинка – Зачем ты врешь?!
— Я не Вадик, блядь! — отвечает мужчина – Хочешь, паспорт покажу?!

Тут наступает очередь блондинки охуевать, и я считаю, что это справедливо. Нельзя чтобы был хоть кто-то неохуевающий в такой дивный момент жизни. Официант вот сразу охуел, как приличный человек.
— Извините, сударыня, — говорит блондинка – Я обозналась!
И уходит, слегка покачиваясь, преисполненная чувством собственного достоинства.

Сударыня! СУДАРЫНЯ, ебт вашу мать. Сходила сударыня на свидание. Провела романтический вечер в уютном баре, слушая джаз и разговаривая о Кафке. Впечатлила красивого мужика своим декольте и интеллектом. Да что вы знаете вообще о страданиях, если вы – не Чебаевская?!
— Вот бля, — говорит мужчина. Судя по тону, он слегка растерян.
— Вот бля, — соглашаюсь я.

И мы взяли еще, чтобы снять стресс. И, разумеется, напились в говно. Совершенно не романтически. Как всегда.

Автор Наталия Чебаевская

0

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *