Анекдот №14531

Они же де-е-е-ти!!!
По поводу дискуссии в обсуждалке на самолётную историю Левитского.
Меня любят кошки, собаки, женщины и дети. Ну, так получилось. Наверное потому, что я их чувствую. Это не значит что понимаю. Особенно женщин. Но чувствую. Знакомые часто удивляются, если ко мне идёт ребёнок или кошка, не признающие чужих. Или я не боюсь их собаки. Не-не, это не значит, что собака будет лаять, а я буду переть на неё. Наоборот. Я знаю, что сюда я могу зайти, а вот дальше она меня не пустит. Или эту игрушку можно забрать, а кость она не отдаст. Вот. С детьми ещё прикольнее. Временами больно смотреть на родителей, если малыш их бросает, завидев меня. Теперь я по гостям, обычно, хожу с женой. А раньше это некоторых отцов очень даже напрягало. При моём то юморе…
Вот! Дома у меня были собаки. И у кучи знакомых. А все мои родственники при погонах. Прадедушка жил в Москве. Потом мы в его квартире. А сейчас там мои родители. Но все поездили и по Союзу, и по России. Я это к тому, что не ищите подвохов в рассказах. Так вот. Я поэтому и закончил школу так рано, что перепрыгивал через классы. При переездах это было сравнительно легко. Ну и в 6 лет учиться пошёл. Родители всегда ко мне как ко взрослому относились. Объясняли, рассказывали, учили… Где деньги дома лежат я всегда знал. И пара штук зеленью, и пара тысяч деревянных на расходы. И на покупки, что мне были нужны и еду я сам всегда брал. Ружьё отца никогда в сейфе не лежало. В нижнем ящике шкафа. С патронами, порохом, дробью. Я никогда этого не трогал. А на охоту с ним ходил с 5 лет на уток. Мне кажется, что большинство на этом сайте воспитывались также. На доверии и самостоятельности.
Идеально всё? А вот и ни хера. Было мне года 3. В небольшом городке дети спокойно гуляли на улице. И я. А мама дома что-то готовила. Ну и нету меня, нету. Раз в окно позвала, второй. Помните эти крики: «Игорь! Иди кушать»?Так с полотенцем на плече и пошла искать. Нашла. За 4-5 километра на ж/д станции. С младшеклассниками пошёл поезда смотреть. Вот этим полотенцем я там и получил. И по дороге домой. Жаль отец вечером не добавил. Объяснил, что солдат свободен в своём выборе, но подотчётен командиру. И разве что в случае войны и потери связи…
Прошло 1,5-2 года. Родилась младшая сестра. И пошли родители регистрировать её в ЗАГС. Городок другой. Побольше. Тысяч 30 населения. Задержались маленько. Потом ещё что-то купить. Потом кого-то встретили. В общем часов через 5-6 возвращаются обратно и встречают меня в центре города. Пошёл я их, значит, искать. В 4.5 года. Из военного городка лежащего на окраине. Первый вопрос отца был:«Почему я здесь?». А второй:«Началась ли война?». И вот дома я получил ремнём. Первый и последний раз. До сих пор каждый удар помню. Да и как забыть, если следы на заднице ещё с месяц видны были. Даже маме досталось, когда попробовала прикрыть.
Нужно ли было бить? Можно ли было поговорить? Конечно можно. Но вряд ли бы помогло. Даже полотенце не помогло, не то что разговор. А так я твёрдо запомнил, что есть запреты, через которые перешагивать нельзя. И воспоминание о боли в заднице помогало немного притормозить перед рискованным поступком.
Стал ли я после этого идеальным? Ну, я нянчился с сестрой. Потом отводил и забирал её с яселек и садика. Кормил, поил. Сам всегда делал уроки. Ходил на скрипочку. Сам. Родители ведь на работе. Но… Собирал бычки на остановках. Хотя сам и не курил. Бегал по стройкам, но не прыгал с этажей. Собирал гильзы и патроны на стрельбищах, но ни сам не ходил и друзей не пускал идти узнавать почему они ещё не стреляют в костре. Палил шифер, но с укрытия. Напился с друзьями в пятом классе, но Момент нюхать не стал и их отговорил. И это только то, что родители узнали.
Мы ведь и книжный магазин регулярно обкрадывали. И булочки из хлебного выносили, пока не попались. А дрались как! Всегда и везде… Но это уже другая история.
Ах, да! О собаках! Собака и ребёнок до школы — это одно и тоже. И методы воспитания теже. Но!.. Какая цель твоего воспитания? Если тебе нужно, чтобы собачка садилась и лапку подавала — это одно. Ласки и лакомства для этого хватит. Если тебе нужно, чтобы еду ни от кого не брала и защищала тебя — это другое. Кроме лакомства нужен ремень, палка, а то и ток. И тогда мужчина становится мужчиной, когда может соизмерить и оценить боль и страдание, и радость и удовольствие. И способен на самопожертвование, понимая чем ему это грозит. Иначе из таких самолётных истеричек будут вырастать полицейские, которые в школу не войдут, потому что там стреляют. И такие же будут их защищать.
⁃ Они же де-е-е-ети!!!
Или я не прав?

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *