Анекдот №12723

Эпиграф:
«Из всех искусств для нас ПО-ПРЕЖНЕМУ является кино»

Опять не спалось, кемарил перед «окном в мир» — ТВ, мешая явь и сон, шел самый охмурёж под сладкий лепет мандолины, бла-бла-бла, секшуал харрасмент, наконец, все члены охватила сладостная истома и – вот я, наконец, в царствии Морфея, передо мной чистый лист, и я начинаю покрывать его буквами, которые складываются в начало синопсиса киносценария римейка. Рабочее название – «Когда секвойи были большими».
Кадр первый: Дрожащие от возбуждения пальчики с наманикюренными коготками держат Айфон (разумеется, последней модели) у накрашенных тонких губ, изрыгающих : — Вупи, ты сейчас упадешь!… Харви бросил свою кикимору Анжелину, ну… и уговорил меня лететь с ним на Мальдивы, выбирать место для съемок!
(Голос Вупи в трубке – Фак ю, Гвинет! Три часа ночи, я трахаюсь в кои-то веки, а тут ты! Фак офф! Ту-ту-ту).
Кадр второй: В Лос-Анджелесской квартирке с десятью спальнями и двадцатью сральнями на узкой девичьей кроватке сидит Анжелина (А) и, шлепая рыбьими губами, копается в явно не её «Самсонайте», недоуменно хлопая ресницами при виде любрикантов, страпонов, мытых затычек для ректума и прочих истинно мужских вещей подлинно голливудского мачо.
А – Это ж я чемодан подлеца Харви взяла, фак хим!
Стены комнаты, «обставленной существом с воображением дятла» (И.Ильф, Е. Петров «Двенадцать стульев»), увешаны фотографиями Ван-Дамма в Сволочковском шпагате, Арчи с наполовину железной башкой, Сталлоне с луком ( не репчатым, но тоже секси), фото поменьше – чумазые афроафриканские и американоланкийские детишки, тянущие ручонки к Анжелине, и в этот момент пойманные вездесущими папарацци. Анжелина в ЭлЭй «слыла культурной девушкой, она знала такое богатое слово, которое Эллочке не могло даже присниться. Это слово было – гомосексуализм». (откуда взято – смотри выше).
Кадр третий: По пожарной лестнице небоскреба, волоча за собой точно такой же «Самсонайт», какой мы только что видели, астматически задыхаясь, вытирая пот, останавливаясь на каждом этаже и вполголоса бормоча « I just knew I’ve got a huge family», плетётся Харви (Х). Но вот и 26-ой этаж… Харви жмет кнопку звонка.
Кадр четвертый: Комната Анжелины, на манеже – всё те же.
А — Харви, вы негодяй! Я приезжаю в постель, тьфу, на студию и застаю там какую-то кикимору, которую он мацает за импланты и, вообще, ведёт себя как последний гетеросексуал!
Х – Она проходила у меня кастинг, истеричка! Профессьон дё фуа. Извини за мой французский. Вот твой «Самсонайт»!
А – Надеюсь, все мои вещи целы? (Хватает чемодан, он раскрывается, на пол сыплются точно такие же, как у Харви штуки, теперь разобрать : где – чьё, невозможно..). Я ухожу от вас к этому, ну, как его, ну, к этому, казаку, казаху, фак! (щёлкает пальцами, пытаясь вспомнить), Бемкан…, Бекмадн…, Бигмакндн… ну, короче, к нему еду, в Россию!
Х — Казах — халтурщик!
А – Ну и dick с ним! А ты – бездарность! Если б ты не перепутал наши чемоданы, я бы уже прошла кастинг! Мы уже репетировали с ним! У него я буду играть…
Х (перебивает) – Где вы репетировали, где?
А – Он мне тут написал (достаёт из лифчика бумажку, опять шевеля губами-варениками, пытается прочесть). Наверно, по- казацки писано… А, в Ка-ра-ган-де, во!
Х — К тому же у казаха никого нет на роль Хиллари-президента!
Внезапно отдергивается штора, карниз с грохотом отрывается, от окна вышагивает Дональд (Д), и без того рыжие волосы горят от гнева, на нем надето – рэперская шуба на голое дряблое тело, сапоги-ропперы и голдовая цепура со знаком $. В ужасе А и Х отшатываются, поскальзываясь на любрикантах, чуть было не падают, на лицах – ужас вперемежку с отвращением.
Д (в ярости грохочет об пол поднятой гардинной палкой, длинной, как пилон из стриптиз-клуба) – Какого такого Хиллари-президента! Так она, собака, злом заплатила за предобрейшее! Сама, битч, захотела президенствовать и всем владети…. Агрхумх-м-м-м-м….!!!! повинна смерти!
Х – Оу, май Год! Какой типаж. ( Садится на стул, чуть было не промахнувшись и чуть не приземлившись в любрикантную лужу). Но, холд он, джаст э момент, я не узнаю вас в гриме. Ху ар ю? Ван Дам? Нет-нет! Кэйвин Спэйси афтер каминг-аут фром чилл-аут? Ноу-ноу-ноу! ( пытается вспомнить, кто еще из старз пытался проходить его кастинг, но безуспешно, слишком много их было…). Май Год (стучит себя дилдо по лбу), дэфинитли ю — Бэнни Хилл. Лет ми хаг ю, Бэнни! (Тянет ручонки к Д).
Д (как бы про себя – сдается мне, вроде Бэнни помер…) (Вдруг, как бы одумавшись, бьет Х гардинной палкой) – Ах ты, Трэмп, стинки пимпл!
( tramp (англ.) – 1. Бродяга. 2. Шлюха, stinky pimple (англ.) вонючий (смердный) прыщ.)
Утомившись, Д идет на одну из бессчетных кухонь, попить кока-колы.
Кадр пятый (крупный план секси липс Анжелины).
А – Харви, это же настоящий Дональд! Помнишь, я говорила про этого русского Вову, так вот, ему удался этот эксперимент!
Х – Какой Дональд, ему же давно импичмент!
Д (входя в комнату и жуя гамбургер) – Кому импичмент?
Х – А это я не про вас, это про того, другого, которому импичмент…
Д – Ты Анжелину, Гвинет энд соу он соблазнил?
Х – Да, то есть йес, итс май лайф!
Д – Какой-такой лайф, пес смердящий, ты посмотри на себя… Лайф!
Х – Это просто мизандерстэндинг, вы меня неправильно поняли, Анжи, подскажи мне что-нить.
А – Самсинг?…
Д – Хотя я тебя понимаю, Анжи красотой лепа, червлёна губами, бровьми союзна. (дальнейшие слова, как в оригинальном тексте у М.А. Булгакова «телом изобильна» я опускаю, ибо неактуально, ну и у Гайдая их тоже нет, возможно, по советским цензурным соображениям). Короче, жалую тебе шубу с одного моего плеча и Анжелину с другого. (бросает Харви шубу и подпихивает под попку Анжелину). Полетите моим самолётом, борт намбер уан!
Харви делает книксен, собирает в чемоданы все, что высыпалось в суматохе, вместе с Анжелиной откланиваются.
Кадр шестой. Харви и Анджелина выходят из небоскреба, целуются в губы на фоне заката. Внезапно появившийся фургон с надписью «Пицца Хат», виляя, на большой скорости, сшибает парочку с Родео-драйв. Выпавший из сумки айфон Анжелины звонит, его нельзя раздавить.
Кадр седьмой. Накрашенный рот Гвинет крупным планом:
Анжи, ну возьми же, наконец, трубку, ну, кам он, возьми, ты счас упадёшь!
Под музыку «Джингл бэлз» идут титры. Зе енд.

0

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *